Миссия: наводить мосты (к 75-летию Великой Победы)
посмотрело: 301 чел.

Дочь матроса «Авроры»

Миссия: наводить мосты (к 75-летию Великой Победы)Оля с детства мечтала стать моряком. Бендерская девочка, родившаяся на берегу реки, бредила бескрайними водными просторами. Она появилась на свет в декабре 1917-го. Олин отец - Степан Славский - всегда особенно подчеркивал этот факт, ведь сам он был матросом легендарного крейсера «Аврора». Даже став взрослой, Ольга Степановна все ещё помнила, как ходила с папой в какую-то школу, где его восторженно приветствовали ребята в красных галстуках. Но это было уже не в Бендерах. Славские уехали в Гомель вскоре после того, как родной город оккупировали румыны.

Там Ольга Славская решила стать речником, раз уж до моря все равно далеко. Женщина на корабле в те времена была большой редкостью. В Гомельском техникуме водного транспорта на 12 девчонок приходилось 500 ребят. Впрочем, прежние капитаны отживали свой век. Это были люди опытные, смелые, но не получившие специальных знаний. Оля и ее ровесники оказалась первыми, кто встал за штурвал после профессиональной учебы.

К тому времени отец умер, мама часто болела, рассчитывать приходилось только на себя. Стипендии не хватало, поэтому Оля подрабатывала: днем после занятий, она вместе с однокашниками разгружала баржи, а вечером шила простыни. Студенты жили, хоть и бедновато, но весело. Читали книги, спорили о будущем, занимались спортом, ставили спектакли в гомельском культурном центре – железнодорожном клубе.

Но отшумели эти беззаботные дни, и выпускница Славская в собственноручно сшитом черном форменном кителе с тремя узкими нашивками ступила на палубу своего первого корабля. Конечно, Оля уже не раз и в рейсы ходила, и на вахте стояла, и билеты продавала, и лоцманскую карту реки чертила. Но это была учеба, а теперь начиналась настоящая взрослая жизнь. Первая запись в трудовой книжке Ольги Славской, выведенная деревянной ручкой со стальным перышком на серой плотной бумаге, гласила: «Назначена вторым помощником капитана парохода «Ленин». Он относился к Днепро-Двинскому речному пароходству. Неуклюжая колесная посудина ходила по маршруту Гомель-Пропойск (сейчас Славгород).

Обязанности второго помощника не ограничивались ежедневной восьмичасовой вахтой. Оля должна была позаботиться о билетах, пассажирах, грузах, документации.

Пистолет вместо медали

Следующий Олин пароход оказался более современным. «Иосиф Сталин» ходил между Киевом и Гомелем. 22 июня 1941-го он стоял в затоне, когда в шесть часов утра в дверь Олиной каюты постучали.

– Вставай! Война началась! – кричал капитан.

Уже через полчаса второй помощник и матрос получили в пароходстве медикаменты, противогазы, десять винтовок. Ночью загрузили легко воспламеняющийся груз (в том числе, спички: по 3-5 тысяч коробков в ящике) и пошли в Киев. Попали туда как раз в разгар налета немецких истребителей. Ни один причал не принял пароход: если снаряд угодит в такой груз – сгорит не только «Иосиф Сталин», но и все вокруг. Пароходу пришлось оставаться на рейде: курсировать по Днепру от моста до моста. На верхнюю палубу сыпались осколки: наши зенитки отстаивали Киев.

Так началась фронтовая жизнь. Из Киева с грузом снарядов пошли в Канев, а оттуда доставили раненых в Днепропетровск. Там Олю назначили старшим помощником. Теперь у нее под началом было 40 человек.

Эх, дороги, дороги… У водных свои особенности: в случае опасности не переждешь на обочине. А чего стоит только шлюзование? Ольга Степановна хранила специальное удостоверение, дававшее право шлюзоваться в годы войны. Процесс занимал 45 минут: за это время проходили три камеры и опускались на 37 метров. В течение этого времени судно было особенно уязвимо.

Но настоящим боевым крещением стала, конечно, переправа 9-й и 18-й армий через Днепр в районе Каховки. Кроме «Иосифа Сталина» здесь трудились еще 50 его «коллег». Это была тяжелая работа. На палубу грузили людей, пушки. Пароходы толкали баржи, забитые военной техникой. Руководили операцией офицеры Черноморского флота. Немцы не прекращали бомбежку ни днем, ни ночью. Высадившись на берег, наши части уходили в сторону Крыма.

Измотанная бомбежками, шумом, толчеей Оля не поняла, в чем дело, когда к ней подошел какой-то военный.

– Дарю пистолет, – сказал он.

– Покиньте мостик, – как и положено, ответила она.

Между тем, пистолет оказался наградой. Тогда, в дни отступления, ордена и медали еще не были в ходу.

А произошло вот что. Во время дневной Олиной вахты из-за облаков вдруг вынырнули «мессершмитты». Низко пролетая над Днепром, они методично расстреливали переправу. Советские бойцы старались «достать» их из винтовок. Посреди реки стояли мониторы (наполовину бронированные баржи) со шкиперами и их женами. Людей надо было снять, но противник не давал подойти к мониторам. Тогда командование бросило клич среди комсомольцев.
Добровольцев оказалось много, среди них Оля и матрос с «Иосифа Сталина». Вдвоём они отправились к одной из барж, но немцы обстреляли спасателей. Оле повезло: на ее кителе все пуговицы как бритвой срезало, а у самой – ни царапины. Тем не менее, спасательная операция прошла успешно. Шкипера с женой благополучно доставили на берег.

Миссия: наводить мосты (к 75-летию Великой Победы)Дальше пути Славской и её корабля разошлись. Во время Сталинградской битвы на «Иосифе Сталине» и двух других судах эвакуировали население города. Пароход был тяжело «ранен» и затонул. Но после войны его подняли. Свой «Иосиф Сталин» Ольга Степановна увидела в 1967-м в Киеве уже винтовым туристическим теплоходом.

Красная Армия

В Олиной трудовой книжке появилась очередная запись: «Призвана на службу в Красную Армию». Девушка попала во взвод управления в отделении инженерной разведки 4-го моторизованного тяжелого понтонно-мостового орденов Красного Знамени, А. Суворова и Б. Хмельницкого Жлобинского полка.

У инженерной службы особая миссия на войне. Она строит, когда другие разрушают. Задача полка – переправа и наведение мостов. Для этого надо было знать скорость течения и ширину реки, характер берега, а это уже обязанность инженерной разведки. Но это сказать просто, а на деле все обстояло значительно сложнее. Группы, отправленные в район Любича, возвращались с потерями, так ничего и не узнав. Оля помнила те места:

когда-то, ещё в мирное время, экипаж её парохода покупал там рыбу. Она и трое сослуживцев отправились ночью на лодке. По данным той разведки навели мост. Награда – орден Отечественной войны 2-й степени.

Мелькали фронтовые будни. География, когда-то изученная в школе, теперь обрела для Оли «лица необщее выраженье». Это были места, которые она исследовала уже для того, чтобы чертить не учебные, а боевые карты.

Полк участвовал в обороне Кавказа. Штаб фронта размещался под Грозным. Ольге Степановне особенно запомнился один из налетов. Подожженная снарядом нефть горела семь дней. Это был настоящий ад.

– В 1944-м наш полк освободил Гомель, где я училась, а потом работала, – рассказывала бывший второй помощник капитана.

Она сменила фамилию: вышла замуж за однополчанина Павла Козика. Их брак зарегистрировали приказом по части. Произошло и другое знаменательное событие: Оля с однополчанами расписались на стенах Рейхстага. Правда, произошло это уже через несколько дней после штурма Берлина.

– Очень жаль, что сейчас от наших автографов ничего не осталось, – с грустью сожалела Ольга Степановна.

Ее полк наводил мосты на Днепре, Дону, Кубани, Висле, Одере, Шпрее, Хафеле… Последнее название особенно красноречиво: полк участвовал в подготовке Потсдамской конференции летом 1945-го.

Справочно

Миссия: наводить мосты (к 75-летию Великой Победы)Потсдамская конференция проходила 17 июля – 2 августа 1945 г. в городе Потсдам, близ Берлина. Она стала третьей (после Тегеранской и Ялтинской конференций) и последней встречей глав «большой тройки» – трёх сильнейших держав антигитлеровской коалиции во Второй мировой войне. СССР на ней представлял Иосиф Сталин, США – Гарри Трумэн, Великобританию – Уинстон Черчилль.

Потсдамская конференция приняла «программу четырёх Д» в отношении Германии: демилитаризации, декартелизации (т. е. демонополизации), денацификации и демократизации. На ней обсуждался вопрос о новых границах Германии. Потсдамская конференция занималась и определением порядка взимания репараций с Германии.

Прежде чем наладить переправу через Хафель для Иосифа Сталина, Павел Козик занялся разминированием окрестностей. Тогда было обезврежено более десяти тысяч одних только мин, а со дна реки подняли остатки барж. И лишь после этого приступили к наведению моста.

– Личный состав, конечно, волновался, – вспоминала Ольга Степановна. Издали удалось увидеть Черчилля. А подойти ближе не позволяло плотное, в несколько рядов, оцепление. Лишь у ее мужа был пропуск в специальную зону.

И последняя военная пометка в ее трудовой книжке гласит: «Служила в Красной Армии с 10 сентября 1941 г. по 24 сентября 1945 г. в должности старшего сержанта», запись положила конец фронтовой биографии Ольги Степановны. Она вернулась в Бендеры. Здесь, вместе с мужем, они начали отстраивать город, и свою собственную мирную жизнь.

К сожалению, ее уже нет в живых, тем больше оснований воскресить имя Ольги Степановны Козик накануне праздника.

Автор: Наталия Барбиер, газета "Новое время"

На фото: матросы Авроры в октябре 1917 года, пароход «Иосиф Сталин», участники Потсдамской конференции (слева направо Уинстон Черчилль, Гарри Трумэн, Иосиф Сталин).

Больше историй в разделе сайта "75 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.", баннер справа.



Видео недели