Гиска – форпост Бендер (к 30-летию республики)
посмотрело: 119 чел.

Гиска – форпост Бендер (к 30-летию республики)У жителей Гиски свой День памяти и скорби. 22 июля 1992-го сельские ополченцы приняли неравный бой у здания молочной кухни.
 
Новейшая история

Жители Гиски считают свое село неотъемлемой частью нашего города, даже форпостом Бендер. В самом деле, новейшая история Гиски повторяет новейшую историю Приднестровья.

Борьба за возвращение Гиски в состав Бендер началась сразу после развала Союза. В 1964-м году село, граничащее с городом и входившее в его состав, было передано в состав Каушанского района, хотя до райцентра было 26 км. В 90-х годах прошлого века заместитель председателя сельсовета Владимир Козаченко (впоследствии он командовал ротой народного ополчения и руководил обороной села) и еще шестеро сельчан, депутатов Каушанского райсовета, пытались отстоять право Гиски на восстановление статус-кво, но безрезультатно: на сессиях райсовета они были в явном меньшинстве. Тогда жители Гиски взяли решение судьбы села в свои руки. 28 октября 1990 года они провели референдум о вхождении Гиски в состав города Бендеры и Приднестровской Молдавской Советской Социалистической республики (ПМССР).

«Рано утром я развозил бюллетени для голосования по избирательным участкам.  Сумерки, легкий морозец, а перед Дворцом культуры, словно праздник: уже собралась целая толпа моих земляков. Такой невероятный подъем духа я еще никогда не ощущал. Все хотели быть с Бендерами, особенно пожилые люди, которые хорошо помнили, как им жилось при румынах», – вспоминал Владимир Козаченко.

К тому времени в селе уже появилась народная дружина. Огромную роль в становлении ополчения сыграл директор совхоза-техникума Николай Митиш.

Все направления, ведущие к селу, дружинники перекрывали сами. Первое испытание они выдержали сразу после референдума. Злые и разочарованные каушанские вояки возвращались после неудачного «гагаузского похода», когда до них дошла весть о референдуме. Они немедленно развернули колонну в сторону Гиски. На рассвете ополченцы увидели огни фар на краю села и насчитали около 70 единиц техники. Гисковчане блокировали дорогу в село тракторами. Казалось, столкновение было неизбежно. К счастью, с незваными гостями сумели договориться и убедить их вернуться домой.

Дружина крепла. Она формировалась только из добровольцев. Милиции в селе еще не было, полиция уже ушла. Приходилось самим обеспечивать порядок и безопасность гисковчан. У дружинников были постоянные посты, они регулярно патрулировали территорию села, особое внимание уделяли значимым объектам: водозабору, фермам, производственным подразделениям…

В трагическом 1992-м году Гиска разделила судьбу Бендер. Хотя 19 июня она была отрезана от города, сельчане добрались до Бендер. Первоначально их базой стал завод БМЗ: там была сформирована гисковская рота народного ополчения в составе 204-го батальона, численность которой со временем достигла 120 человек.

«Мы находились в ударной группе ополчения БМЗ и БОЭРЗ – на острие атаки. Вместе с бендерчанами освободили и взяли под контроль территорию почти до самого МЭЗа. Взаимодействовали с казаками Локтионова на Протягайловке», – рассказывал Владимир Козаченко.

Ополченцы вошли в село в ночь с 21 на 22 июля. Взяли его на одном дыхании, без единого выстрела. Блокировали дороги. Со здания сельсовета сорвали триколор и водрузили флаг ПМР.

Но тут вмешалась большая политика. Как раз в эти дни в Москве было подписано «Соглашение о принципах урегулирования вооруженного конфликта в Приднестровье». Приднестровская сторона приняла его к исполнению и прекратила стрельбу, а Республика Молдова – нет. На село обрушилась техника и артиллерия противника.
 
Черное 22 июля

Гиска – форпост Бендер (к 30-летию республики)Самой «горячей точкой» оказалось здание молочной кухни. Там погибли пятеро ополченцев. Они не хотели отступать, сопротивлялись до последнего. ОПОНовцы буквально растерзали защитников села: добивали раненых, глумились над телами.

Ученики СШ №20, бывшие и нынешние, записали воспоминания защитников села и родственников погибших героев о 22 июля. Вот некоторые из них.

За молочной кухней находился в окопе Виктор Кудренко. Когда ОПОНовцы стали окружать здание, он поднялся без оружия и крикнул: «Ребята, зачем мы убиваем друг друга?» В ответ раздался смертельный выстрел.

Оставшиеся в здании ополченцы выйти уже не могли. ОПОНовцы забросали здание гранатами, а когда ворвались внутрь – больше всего досталось Виталию Мураховскому. Его истязали так изощрённо, что крики от нестерпимой боли были слышны далеко. «Зубов не было, глаз не было, на теле не осталось живого места, все кости перебиты», – рассказал нашедший его родственник.

Тогда же ОПОНовцы обстреляли и старую школу. Она горела несколько дней, тушить было некому. В новом здании СШ №20 хранится «Словарь русского языка» Сергея Ожегова. Одна из пуль, которыми обстреливали в тот день школу, остановилась на словосочетании «Упаси, Боже».

Наталия Барбиер, газета "Новое время"

На снимках: фамилии павших защитников села, молочная кухня.