Три сына (к 75-летию Великой Победы)
посмотрело: 301 чел.

Три сына (к 75-летию Великой Победы)Эту историю рассказал председатель Бендерского исторического клуба Александр Стукало. В Бендерском госархиве он наткнулся на любопытный документ: в 1950 году охранник Горфинотдела Лука Ильич Гудзь, ссылаясь на «гибель трех сыновей на фронтах войны и воспитание двух дочерей-школьниц», просил освободить его от налога на землю. Государство ходатайство удовлетворило, а Стукало заинтересовался этой бендерской семьей. Самого Луки Ильича уже давно нет в живых, Александр встретился и побеседовал с его дочерью Натальей Лукиничной Гудзь.

О детстве и юности отца Наталья Лукинична знала мало. Лука Ильич Гудзь родился в 1882 году в Подольской губернии. Его родители и старший брат рано умерли. Лука окончил кадетский корпус, был направлен для прохождения службы на Дальний Восток. Где он воевал – неизвестно. В конце концов, решил обустраивать свою жизнь. В январе 1918-го он сошел с парохода в одесском порту.

В Одессе Лука встретил и полюбил девушку, обвенчался с ней, вместе они перебрались за Днестр, в Бендеры. Эти края напоминали Луке Ильичу о его родине. Поселились в предместье Плавни. Гудзю понравились здешние озера, обилие рыбы, диких птиц и почти полное отсутствие людей. Он выстроил небольшой домик, посадил деревья, под одним из них, абрикосом, закопал шкатулку со своими наградами и документами – времена были смутные, в городе хозяйничали румыны.

Конечно, семья недолго оставалась в одиночестве. Скоро появились соседи, постепенно образовалась улица, которая теперь носит название «Кирпичная». Лука Ильич работал кондуктором на железной дороге. К концу 40-х годов в семье подрастало уже пятеро детей – три мальчика и две девочки. О сыновьях и пойдет речь.

Старший, Федор, родился в 1922 году. Экстерном окончил румынский лицей, свободно владел пятью европейским языками. Получив необходимое образование, Федор устроился служащим железнодорожного ресторана. С приходом Советской власти стал заведующим одного из первых магазинов города. Федор и его младший брат Григорий руководили первыми бендерскими комсомольскими ячейками.

В 1940 году Федор был мобилизован в ряды Красной Армии, потом его следы теряются. Согласно одной из версий, он пропал без вести летом 41-го года во время обороны Одессы, согласно другой – летом 42-го, в ходе боёв за Севастополь. Отец и мать ждали его всю жизнь.

Три сына (к 75-летию Великой Победы)Средний сын Григорий во всём подражал старшему брату. Хорошо учился и любил музыку. Он ушел с Красной Армией в июне 1941-го. Родители о нем ничего не слышали, пока он неожиданно не появился в марте 1944-го. Но и тогда Григорий не стал вдаваться в подробные объяснения.
Переждав несколько дней, он попросил отца помочь ему с работой. Лука Ильич тогда был истопником в городской примарии, туда же устроил и сына. Беда пришла через три месяца. К дому подъехали грузовые машины. Выскочившие из них солдаты оцепили двор. Григория увезли.

Наталья Лукьяновна предполагает, что отец догадывался о двойной жизни сына. Лука Ильич осмотрел летнюю печь и с помощью дочери достал оттуда множество тяжелых черных брикетов. Отец сбросил их в выгребную яму и сжёг найденные в той же печи бумаги. Как оказалось, вовремя. На следующий день опять приехали немцы и устроили тщательный обыск. Потом привезли Григория.

– Когда в комнату ввели Гришу, мы испугались, – вспоминает Наталья Лукинична. – Его едва можно было узнать, так сильно он был избит. Брата продолжали избивать и при нас. Немецкий офицер, хорошо говоривший по-русски, заявил, что знает про него всё: и где он спрятал парашют, и что, было в его диверсионной сумке. Как мы поняли, Григорий приземлился на территории Украины. Сюда прибыл по поддельным документам с целью выполнения неизвестного задания. Григория увезли, и мы его больше не видели.

Несколько дней семью Гудзь без еды и воды продержали в запертом доме под охраной немецких солдат. Родные понимали, что Григория расстреляли, но где он похоронен им так и не удалось узнать.

О задании сына и брата, ставшего для него роковым, тоже ничего не было известно.

– Правда, был один странный случай, – рассказывает Наталья Лукинична. – В сентябре 1944 года, когда город был уже освобожден, к нашему дому подъехали несколько всадников в военной форме. Как сейчас помню, меня восхитили красивые и ухоженные кони. Офицеры хотели поговорить с Лукой Ильичем. Я спряталась за спину отца и все хорошо слышала. Один из всадников спросил, где Григорий. Отец сжато рассказал о случившемся. Офицеры несколько минут помолчали и, ничего не объяснив, уехали.

Три сына (к 75-летию Великой Победы)Младшего сына Петра родители всю войну прятали в селе Кицканы, у дальних родственников: боялись, что немцы отправят мальчика на работу в Германию. С приходом Красной Армии он был мобилизован. Петр Лукич Гудзь пал смертью храбрых 4 апреля 1945 года и похоронен в Венгрии.

– Трое сыновей Гудзь воевали, – завершила свой рассказ Наталья Лукинична. – Никто из них не вернулся домой.

Вместо эпилога

Даже спустя много лет над тайной семьи Гудзь можно приподнять завесу. В Бендерах находился ключевой железнодорожный узел. Всю войну за него велась негласная война. Железная дорога была необходима и немцам, и румынам для снабжения войск и вывоза «трофеев». А в 1944-м немцы активно использовали Бендерский железнодорожный узел для переброски живой силы и техники.

Однако помогать оккупантам бендерчане не желали. Известны случаи саботажа и диверсий, подготовленных бендерскими подпольщиками. В марте 1944-го уже началось освобождение левобережья Днестра, на очереди был правый берег. Так неожиданно появившийся в Бендерах Григорий, несомненно, выполнял задание советского командования. Найденные его отцом брикеты, вероятно, предназначались для диверсии и, скорее всего, взрыва на железнодорожной дороге. О конкретном «адресе» можно только догадываться.

Подготовила Наталия Барбиер, газета "Новое время"

На фото: Лука Ильич Гудзь (слева); Григорий



Видео недели